Dr. Z (d0ctor_z) wrote,
Dr. Z
d0ctor_z

Category:

Про коммунизм, ассенизаторов и государство

Недавно товарищ rbs_vader обратил мое внимание на небольшой новый роман Александра Розова (alex_rozoff) "Юхх - ассенизатор, призванный богами". В посте автор снабдил его подзаголовком "Кто чистит сортиры в постденежном обществе?". Роман, как я понял, вырос из старинного обсуждения того, кто будет мыть унитазы при коммунизме - наверняка не первого и не последнего, поскольку антикоммунисты очень любят приводить этот вопрос в качестве "доказательства" невозможности коммунизма.

Заявлено, что в романе описывается "безденежный и бесклассовый" строй. Интересно. Роман я прочитал и теперь делюсь впечатлениями (а также некоторыми своими соображениями).

Начну с хорошего. Если рассматривать мир, представленный в романе, "как есть", безотносительно объяснений его происхождения и становления (включая рассуждения героев о прошлом и т.п.), он выглядит весьма неплохо. Хотя автор в посте и написал, что "хотя строй там безденежный и бесклассовый - но в строгом смысле слова его нельзя назвать коммунизмом", я не нашел в описании этого мира (текущего состояния на момент действия основного сюжета, не генезиса!) явных причин, по которым его нельзя считать коммунизмом. Высокоразвитый строй без денег, без классов, с распределением большинства благ по потребностям, и, очевидно, без частной собственности, вполне подпадает под определение коммунизма в широком смысле (вопрос о переходном периоде и стадиях коммунизма пока оставим). Хотя об этом нигде не сказано прямо (в романе вообще ни разу не встречается слово "собственность"), частной собственности там явно нет, как нет и наемного труда, а распределение по потребностям, собственно, не оставляет никаких вариантов - собственность на средства производства общественная. Да, есть только один путь, и намеки на него пролезают в текст даже вопреки желанию автора.

Действительно, в тексте романа упоминаются (сохранена авторская терминология):

- "жюри" (судя по тексту, различного уровня);
- "централизованный социальный менеджмент";
- "общий арбитраж" (уровня выше местного);
- "диспетчеры ресурсов и продукции";
- "операторы чрезвычайных ситуаций", в чьи функции входит, кроме всего прочего, "контроль критического размера частных любительских проектов";
- "менеджеры гига-проектов (занимавшиеся как раз теми проектами, размер которых был значительно выше упомянутого критического – в том числе их открытой экспертизой, и очередью снабжения, если на принятые проекты в сумме не хватало какого-то ресурса)" - длинно, но слишком хорошо, чтобы не процитировать.

Итак, прекрасно просматривается полностью плановая (системы цен и рынка нет, так что, как говорится, без вариантов), многоуровневая система демократического управления с развитыми обратными связями, не слишком отличающаяся от принципов, за которые постоянно агитирую я сам и которые я представил в "Звезде...", только описываемая странными и зачастую нехорошими словами (например, "менеджер"). Да, есть только один путь.

Практика создания рабочих групп ("команд") под конкретные задачи, по необходимости, т.е. элементы адхократии (adhocracy), совершенно ожидаема, как и полное исчезновение публичной политики. Я про это писал. Хочу только еще раз подчеркнуть, что при этом не нужно не только личное знакомство, но и знакомство вообще - должен быть интересен проект, а не личность его предлагающего. Как сказано в одной старинной книге, "по делам их узнаете их". Никаких чисел Данбара, система масштабируется практически бесконечно.

В общем, изобразить постдефицитное ("постденежное", по терминологии автора) общество получилось неплохо. Это, кстати, уже похвально. Многие фантасты, описывая будущее, просто переносят туда реалии современного капитализма, даже не пытаясь представить общество без денег и рынка. Или, как вариант, экстраполируют современные тенденции в будущее и получают натуральный апокалипсис, который годится только для того, чтобы пугать мрачным будущим, а не рисовать светлое.

Немного поподробнее про личную оценку миров будущего. Я делаю это очень просто - представляю, насколько комфортно было бы жить там мне самому (да, "мир, в котором хочется жить"). Причем мне настоящему, занимающему там схожее положение, в первую очередь в статистическом смысле. Я хоть и статистическая аномалия, но в плане работы и зарплаты пусть в данный момент и значительно выше среднего (а 15 лет назад - ниже), но отнюдь не единственный Избранный и даже не вхожу в пресловутый 1%. Представлять, что в фантастическом мире я буду Великим Спасителем Вселенной (президентом, императором, архимагом и тому подобное) - несерьезно. Никаких суперспособностей. И вот в смысле комфорта для себя любимого "трансутопия" Меганезия мне не понравилась совсем. Климат хороший, а все остальное... Даже сильное желание уехать из Ледяной Пустоши в место, где вода в твердом агрегатном состоянии встречается только в холодильнике, не сподвигло бы меня на эмиграцию в Меганезию, будь она реальна.

Мир, в котором мне по-настоящему хотелось бы жить, я описал в "Звезде..." - лучший из возможных на данном технологическом уровне и временном промежутке (по крайней мере, для меня). Напомню другие, очень известные, примеры. Мир Ефремова ("Туманность Андромеды" и т.д.) неплох, но, на мой вкус, слишком низкотехнологичен (сам Ефремов писал о веках, прошедших с нашего времени, но эти века как-то незаметны). Мир Полудня братьев Стругацких тоже неплох, но в ранней ипостаси (собственно, "Полдень. XXII век.") - в конце людены и разочарование самих авторов. Естественно, оба они намного лучше нынешнего мира за окном, и сравнивать нечего. Мир Культуры Иэна Бэнкса очень хорош, но его нельзя сравнивать с миром "Звезды..." напрямую - слишком велика разница в технологиях.

С такой точки зрения мир "Юхха..." довольно-таки приятен. Роман, конечно, короткий, но по написанному (напоминаю, пока рассматриваем основной сюжет, не становление!) я не могу предъявить никаких серьезных претензий. Разумеется, личность автора накладывает свой отпечаток на характеры, психологию и поведение героев ("Звезды..." это, конечно, тоже касается), но я знаю (несмотря на то, что я иногда указываю, что я Нерд, Живущий в Берлоге), что люди разные и представленная автором выборка не обязана быть репрезентативной. Явных причин, по которым в мире "Юхха..." нердам было бы некомфортно, я не обнаружил.

Ответ на вопрос, вынесенный автором в заголовок поста, мне определенно понравился. Герой удался. Да, подобные вопросы решаются именно развитием производительных сил, новыми технологиями и автоматизацией. Помните, есть такой хороший советский мультфильм "Дарю тебе звезду", довольно старый (1974 год)? Можно, конечно, мыть посуду по очереди или по жребию - но это не решение проблемы, это равенство в нужде. Плохо всем, но одинаково. А настоящее решение сейчас уже есть - посудомоечная машина. Удалась и паб-мастер Вивиан, отвечающая на другой, невысказанный, но ничуть не менее важный вопрос - кто будет работать в заведениях общественного питания в коммунистическом обществе?

Идею поголовного превращения в "киборгов в хорошем смысле" поддерживаю, как говорится, руками и ногами. Должен только заметить, что одна лишь генная инженерия (даже в размере "около двух процентов" генома) не поможет - набор, так сказать, строительных материалов, которые может создавать сам организм, эндогенно, очень ограничен. Многое придется производить промышленно и потом встраивать (но, конечно, в хорошем смысле!).

Еще мне понравился авиалайнер, "курсировавший между Кубой и Восточной Канадой". Я тоже очень не люблю современный "экономический класс" (справедливо прозванный cattle class) и сам упомянул в "Звезде..." другой авиалайнер, гораздо более просторный и удобный. Все правильно. С другой стороны, в романе есть и другие летательные аппараты, которые подходят только экстремалам, страдающим адреналиновой наркоманией. Конечно, для произведений Розова это типично (в Меганезии еще страшнее), но нет. Лучше уж старый добрый Boeing 737 (именно старый, не новый, написание софта к которому отдали на аутсорс)...

Кстати, еще один момент, свидетельствующий о том, что пространства для маневра при конструировании реалистичных миров не так много. В меганезийском цикле не раз повторяется, что в одноименной стране нет государства, и даже прописаны кары за попытку создания такового - но государство там есть, с писаными законами, судами, полицией, армией, спецслужбами и прочими атрибутами. В Меганезии капитализм, потому там не может не быть государства (хоть оно и требует себя так не называть). В "Юххе..." про государство, в общем-то, ничего не сказано - а его там действительно нет! Нельзя изобразить реалистичное классовое общество без государства и наоборот, в продвинутом бесклассовом обществе государственные структуры выглядели бы совершенно чужеродными.

А теперь о плохом. Описание истории становления представленного мира, в первую очередь Неназванной войны, Манифеста и последующих событий, вызвало у меня чувство глубочайшего недоумения. Я бы сказал - абиссального, вспоминая эпизод с глубоководной станцией. Сразу вспомнился такой анекдот:

"Есть 2 пути выхода страны из кризиса: фантастический и реалистический. Реалистический - если прилетят инопланетяне и все за нас сделают. Фантастический - если мы все сделаем сами."

Поскольку роман фантастический, в нем инопланетяне точно смотрелись бы куда реалистичнее, потому что описанный вариант выглядит совершенно неправдоподобно. Художественное произведение художественным произведением, но моя приостановка неверия (suspension of disbelief) на этом месте сломалась напрочь.

Объяснение того, почему старый (то есть существующий сейчас) мир был таким, насквозь идеалистично (в философском смысле). Вспомним Маркса: "не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание". Объяснять современный кризис капитализма всяческими "кастами", бюрократами или "оффи" (по меганезийской терминологии) категорически неверно. Они - лишь слуги капитала. Убирать их, не трогая базиса, бесполезно и бессмысленно - капитал всегда найдет новых.

Неназванная война, считающаяся концом старого мира, велась... непонятно зачем и непонятно кем. Атака на спутники "бантунета", очевидно, имеет такое же отношение к реальным причинам войны, как убийство эрцгерцога Франца Фердинанда - к началу Первой мировой. Результатом ее, якобы, стало разрушение существовавших ранее государств и исчезновение старых элит, но совершенно непонятно, как это могло привести к появлению новой формации. Экономический базис не поменялся, хуже того, произошел явный откат назад, пусть и не в доиндустриальную эпоху.

После окончания войны неясные победители ("иные силы") опубликовали акт под названием "Манифест Открытой Фрагментации и Дерегулирования". Текст манифеста приведен в романе полностью. Честно сказано, что он "был составлен очень неряшливо" и "не претендовал на роль кодекса законов, а являлся рамочным, оставляющим множество вопросов открытыми или неоднозначными". Тем не менее. Критиковать можно очень долго и очень подробно, но после некоторых раздумий я понял, что все сводится к самому главному - тому, чего в Манифесте нет.

Нет упоминания собственности - соответственно, можно считать, что капитализм после Неназванной войны никуда не делся. Если бы было иначе, отмена частной собственности шла бы первым пунктом или, по крайней мере, присутствовала бы какая-то отсылка к другому документу. (В Кодексе Core тоже нет упоминания частной собственности, но Нулевой принцип запрещает любые попытки возврата к предыдущим ОЭФ. Этого достаточно.) Остались товарно-денежные отношения, рынок и наемный труд. Деньги никуда не делись, фразу о том, что "деньги потеряли роль исключительного средства расчета по сделкам" нужно уточнить - "фиатные (фидуциарные) деньги...", потому что все остальные единицы расчетов ("мега-джоули, фунты ценных металлов, мешки кукурузы, баррели спирта") в соответствующих условиях тоже есть деньги. Старые корпорации могли исчезнуть, но на их месте неизбежно возникли бы новые, на месте старой капиталистической элиты появилась бы новая. Впрочем, учитывая то, что на одной из сторон Неназванной войны присутствовали крупные коммерческие фирмы - и появляться не надо. Все уже есть.

Из этого следует, что пункт 1 Манифеста в принципе несовместим с пунктами 2-5 и, соответственно, сам Манифест невыполним. Вообще. Никак. Потому что если вы хотите реализовать свободу информации (практически, отмену интеллектуальной собственности), равный доступ к материальным благам (включая бесплатное распределение избыточной продукции), гарантию минимального уровня жизни для всех (с общественным финансированием) и отсутствие информационных манипуляций при сохранении частной собственности (хотя бы и на первое время), вам потребуется мощнейший централизованный аппарат жесточайшего регулирования и подавления повсеместного оголтелого, дикого, бешеного сопротивления собственников.

Событие-XUB (наступление постдефицитной эпохи, дешевая энергия и так далее) наступило потом, причем постепенно, и совершенно непонятно, почему новые капиталисты не поддерживали искусственный дефицит так же, как они это делают сейчас. Манифест в отсутствие аппарата подавления для них всего лишь потешная бумажка. Объяснение из текста, содержащее просто великолепную фразу "все как-то вертелось", ничуть не более реалистично, чем волшебные сказки. Как справедливо сказал Томас Даннинг (и процитировал Карл Маркс), "обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы" (в оригинале "even to the chance of its owner being hanged", то есть "даже при наличии шанса, что его владельца повесят"). Капитал, до тех пор, пока он не уничтожен полностью, необходимо постоянно подавлять, так, что бы он ни секунды не чувствовал себя в безопасности. Исчезновение конкретных капиталистов ничего не изменит, капитал просто найдет новых хозяев.

Есть только один путь, только один вариант реализации необходимого аппарата подавления во время переходного периода. Да, при коммунизме государство отомрет - но, как сказано еще в "Анти-Дюринге", не отменяется "с сегодня на завтра". Да, пролетарское полугосударство радикально отличается от государств эксплуататорских формаций, но остается инструментом классового подавления. Остается лишь повторить чеканную формулировку, ничуть не устаревшую за сотню лет: "Как лампа, прежде чем потухнуть, вспыхивает ярким пламенем, так и государство, прежде чем исчезнуть, принимает форму диктатуры пролетариата, т.е. самого беспощадного государства, которое повелительно охватывает жизнь граждан со всех сторон."

На этом и закончим.
Tags: научная фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments