Dr. Z (d0ctor_z) wrote,
Dr. Z
d0ctor_z

Category:

Климатическо-философское

Можно сказать, что начать писать это эссе меня подвигла погода в большую часть времени условного "лета", больше напоминающего осень. Тем не менее, в процессе появились довольно-таки интересные и далеко идущие выводы. Я вовсе не являюсь сторонником географического детерминизма, но отрицать то, что местоположение страны на земном шаре вообще и климат в частности в определенной степени влияют на общество, явно не стоит. Кстати, в этом эссе я буду ругать СССР, в особенности поздний - есть за что.

Российский климат ужасен. Разумеется, Россия большая и в ней есть места с более-менее приемлемым климатом, но они незначительны и по территории, и по населению. Посмотрим статистику. Среднегодовая температура в России - ниже нуля, -5,10 градусов Цельсия. Холоднее только Канада - там среднегодовая температура -5,35 градусов Цельсия. Но если приглядеться повнимательнее...

Плотность наделения в Канаде более чем вдвое ниже, чем в России, и практически все население сосредоточено в теплых южных регионах. Возьмем для примера Торонто, самый населенный город Канады (более 5 миллионов человек, вся агломерация Golden Horseshoe - больше 9 миллионов, четверть населения страны). Среднегодовая температура там - 9,4 градуса Цельсия. Абсолютный рекорд морозов - -32,8 градуса Цельсия. В Монреале (где живут еще 4 миллиона человек) похолоднее, 6,8 градуса Цельсия в среднем в году. В Ванкувере теплее, чем в Торонто.

Теперь возьмем Москву и Санкт-Петербург. Среднегодовая температура и там, и там - 5,8 градуса Цельсия. Причем, по крайней мере в Москве, явно проявляется эффект мегаполиса - вокруг, в Твери, Рязани и Владимире на градус-полтора холоднее. В Новосибирске, третьем по величине городе России, среднегодовая температура - 1,7 градуса Цельсия - это на градус ниже, чем в Анкоридже на Аляске. Рекордные для Торонто морозы бывают в центральноевропейской части чуть ли не каждую зиму. К тому же одна из особенностей континентального климата - значительная разность дневной и ночной температур, а это значит, что ночью и утром холодно всегда. Добро пожаловать в Ледяную Пустошь...

Котик символизирует!

Теперь немного философии. Читая книги столетней и более давности, можно заметить, что в XIX веке и в начале XX века природные условия рассматривались как данность, неизменные реалии бытия, на которые человек может сетовать, может проклинать их (или благословлять, в зависимости от ситуации), но поделать с ними ничего не может. Ощущение практического бессилия перед стихиями природы, граничащее с фатализмом, в особенности в дальней перспективе. Такого взгляда не избежали и основоположники марксизма. Приведу показательную цитату из "Диалектики природы" Фридриха Энгельса:

"Может быть, пройдут еще миллионы лет, народятся и сойдут в могилу сотни тысяч поколений, но неумолимо надвигается время, когда истощающаяся солнечная теплота будет уже не в силах растапливать надвигающийся с полюсов лед, когда все более и более скучивающееся у экватора человечество перестанет находить и там необходимую для жизни теплоту, когда постепенно исчезнет и последний след органической жизни, и Земля — мертвый, остывший шар вроде Луны — будет кружить в глубоком мраке по все более коротким орбитам вокруг тоже умершего Солнца, на которое она, в конце концов, упадет. Одни планеты испытают эту участь раньше, другие позже Земли; вместо гармонически расчлененной, светлой, теплой солнечной системы останется лишь один холодный, мертвый шар, следующий своим одиноким путем в мировом пространстве."

Дальше Энгельс рассуждает о бесконечном круговороте материи в бесконечном пространстве, но важно не это, и не то, что большая часть космологических представлений XIX века безнадежно устарела. Важно то, что Энгельс не допускает и мысли о том, что, возможно, за миллионы лет человечество расселится по множеству звездных систем и обзаведется технологиями астроинжиниринга, а продолжительность жизни разумных существ увеличится на порядки. На том уровне развития производительных сил она просто не могла возникнуть - технологии не доросли даже до самой постановки таких вопросов.

Если вы вспомните последние главы "Машины времени" Герберта Уэллса, то увидите ту же картину - умирающие Солнце и Земля без каких-либо признаков разумной жизни. Материализм избавился от представлений о высших силах, которые играют бурями и засухами, штормами и штилями, и судьбами простых смертных. Но представление о природных силах, как чем-то в принципе неподвластном человеку, осталось. Поначалу после победы революции в России было не до таких вопросов. В раннем СССР неотложной проблемой стала простая электрификация, какое уж тут управление погодой...

Кое-что, правда, появлялось. Я уже написал предыдущий абзац, когда мне на глаза попались любопытнейшие рассуждения Троцкого, в довольно неожиданном месте - кто бы мог подумать, что мысли о преобразовании планеты (и человека, но об этом надо писать отдельно) есть в его не самой известной работе (фактически сборнике) "Литература и революция" 1923 года. Приведу пару понравившихся цитат, со своими комментариями:

"Но не только между искусством и производством, — одновременно падет стена между искусством и природой. Не в том, жан-жаковском, смысле, что искусство приблизится к естественному состоянию, а в том, наоборот, что природа станет «искусственнее». Нынешнее расположение гор и рек, полей и лугов, степей, лесов и морских берегов никак нельзя назвать окончательным. Кое-какие изменения, и не малые, в картину природы человек уже внес; но это лишь ученические опыты в сравнении с тем, что будет. Если вера только обещала двигать горами, то техника, которая ничего не берет «на веру», действительно способна срывать и перемещать горы. До сих пор это делалось в целях промышленных (шахты) или транспортных (туннели); в будущем это будет делаться в несравненно более широком масштабе по соображениям общего производственно-художественного плана. Человек займется перерегистрацией гор и рек и вообще будет серьезно, и не раз, исправлять природу. В конце концов он перестроит землю если не по образу и подобию своему, то по своему вкусу. У нас нет никакого основания опасаться, что этот вкус будет плох."

Искусственная окружающая среда. Природу можно и нужно исправлять, вплоть до перестроения Земли (конечно, не до уровня Globus Cassus, но климат надо менять серьезно).

"Социалистический человек хочет и будет командовать природой во всем ее объеме, с тетеревами и осетрами, через машину. Он укажет, где быть горам, а где расступиться. Изменит направление рек и создаст правила для океанов. Идеалистическим простачкам может показаться, что это будет скучно, — на то они и простачки. Конечно, это не значит, что весь земной шар будет разграфлен на клетки, что леса превратятся в парки и огороды. Останутся, вероятно, и глушь, и лес, и тетерева, и тигры, но там, где им укажет быть человек. И он сделает это так складно, что тигр даже не заметит подъемного крана и не заскучает, а будет жить, как жил в первобытные времена. Машина не противостоит земле. Машина есть орудие современного человека во всех областях жизни. Нынешний город преходящ. Но он не растворится в старой деревне. Наоборот, в основном деревня поднимется до города."

Все верно. Исчезновение противоположности между городом и деревней, разумеется, есть исчезновение традиционной деревни путем ее технологического и инфраструктурного подъема до уровня полной неотличимости от городских районов.

Если читатели подскажут примеры еще более ранних идей о масштабном преобразовании природы, я обязательно о них упомяну. Заметка "Цивилизованное варварство" Ленина мне известна, но тоннель под Ла-Маншем - все-таки куда менее грандиозный (и к тому же осуществленный) проект. Первой ласточкой, похоже, была "Атлантропа" немецкого архитектора Германа Зергеля в 20-х годах. Замечу только, что Атлантропа относилась в первую очередь к бассейну Средиземного моря и северу Африки - о севере (что Старого, что Нового Света) не думали.

Ко второй трети XX века многое изменилось. Вопросы изменения природных условий начали ставить. Показательны, например, статьи профессора Б. П. Вейнберга в журнале "Техника-молодежи" №9 и №10 на 1934 год, "Недостатки земного шара" и "Способы улучшения земного шара", где предлагается новая наука об улучшении земного шара, "геотехника". (Борис Петрович Вейнберг - физик, известный работами в области гляциологии, но не только. В частности, он провел первые в мире опыты с перемещением тела в вакуумной трубе за счет электромагнитного поля.) Местами представленные в статьях предложения по современным представлениям наивны, местами устарели, местами очень и очень дискуссионны. Но сам факт обсуждения таких идей говорит о многом. "Задачи не из легких, очень нелегких, но даже не помышляя пока об их решении, человечество уже теперь в особенности на той шестой части суши, которая именуется СССР, ставит и решает такие задачи, о которых мы не решались даже думать" (цитата из "Недостатков земного шара"). Действительно, то, что первым подобные задачи начал ставить СССР, вполне закономерно.

В 40-е и 50-е годы XX века научно-фантастические произведения уже описывают изменения природных условий в масштабах планеты. В довольно-таки "ближнеприцельном" романе "Изгнание владыки" Григория Адамова рассказывается об изменении климата советской Арктики с помощью грандиозных подводных тепловых шахт. Иван Ефремов, несмотря на неоднократное участие в экспедициях в Сибири, холодный климат тоже явно не жаловал, предпочитая что-то, похожее на средиземноморский. В "Туманности Андромеды" он пишет:

"Коричневые полосы на глобусе вдоль тридцатых градусов широты в северном и южном полушариях означали непрерывную цепь городских поселений, сосредоточенных у берегов теплых морей, в зоне мягкого климата без зимы. Человечество перестало расходовать колоссальную энергию на обогревание жилищ в зимние периоды, на изготовление громоздкой одежды. Наиболее плотное население сосредоточилось у колыбели человеческой культуры — Средиземного моря. Субтропический пояс расширился втрое после растопления полярных шапок."

Колоссальность энергии, потребной для обогрева и, тем более, для производства одежды, конечно, преувеличена, особенно по сравнению с промышленностью. Например, более половины все энергии, вырабатываемой Красноярской ГЭС, потребляет Красноярский алюминиевый завод. Про одежду, впрочем, надо писать отдельно. Замечу только, что теплая одежда громоздка и неудобна, даже с учетом всех последних технических достижений, а необходимость постоянно одеваться слоями, по "принципу капусты", полностью отбивает желание лишний раз выйти наружу.

Реальные проекты, конечно, были гораздо менее масштабны - но они были. Достаточно вспомнить грандиозный план полезащитного лесоразведения и орошения, названный "Сталинским планом преобразования природы" и частично реализованный. Потом приоритеты поменялись, первое место занял космос, но из НФ тема не ушла.

Посмотрим "Полдень, XXII век" братьев Стругацких. Здесь нет кардинального переустройства климата, но есть локальное (и очень точное) управление погодой:

"Над городком разнесся хрипловатый голос репродуктора: «Внимание, товарищи! Передаем предупреждение местной микропогодной станции. С девяти часов тридцати минут до десяти часов пяти минут над восточной оконечностью острова Котлин будет пролит дождь средней обильности. Западная граница дождя — окраина парка»."

Кстати, интересное и очень показательное наблюдение: в наиболее значимых произведениях советской НФ, описывающих миры будущего, вообще нет зимы. В "Полдне..." снег упоминается только один раз, в "Туманности..." - несколько, но только применительно к высокогорным районам, даже в большей частью освобожденной ото льда Антарктиде. В мире, где хочется жить и за который хочется бороться, нет места холоду!

Но фантастика фантастикой, а в позднем СССР наблюдался своеобразный ренессанс погодно-климатического фатализма. В этом нет ничего удивительного, страна оказалась запертой в пределах территории, на большей части которой невозможны ни нормальное сельское хозяйство, ни отдых на открытом воздухе, а энергозатраты на поддержание нормального микроклимата в помещениях хоть и не колоссальны, но велики относительно других территорий. Идея мировой революции оказалась практически позабыта, вместо проектов преобразования природы постепенно начали рассуждать о ее сохранении, о недопустимости вмешательства и об "экологии". Проект переброски части стока сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию ("поворот сибирских рек") стал последним грандиозным замыслом, ожидаемо похороненным с началом т.н. "перестройки".

В результате приходилось импортировать совершенно обычные овощи, вроде помидоров и сладкого перца, у более удачливых в плане климата соседей по СЭВ, и пытаться восполнять недостаток ответственного за синтез витамина D ближнего ультрафиолета у детей т.н. "кварцевыми лампами". Граждане же готовились мужественно превозмогать холода и им рассказывали, что "у природы нет плохой погоды", но они мечтали о поездках на Черное море (больше некуда), а детей убеждали, что "кабы не было зимы...", то было бы скучно и плохо. Своеобразная рационализация, психологическая защитная функция в масштабе государства. Говорите, "не спешил бы Дед Мороз"? Вот вам бразильский Санта-Клаус:

Можно и так!

Но подобный застой губителен. Дело не только в необходимости мировой революции и построения нового общества на всей территории планеты, "чтобы в мире без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитьем". Территорий с отвратительным климатом на планете слишком много, чтобы ими разбрасываться, но и жить на них - сплошное мучение. Надо что-то делать, и технический прогресс нам поможет.

Можно представить три варианта приведения к согласию климатических предпочтений человека и реальности окружающей среды.

1. Изменить климат планеты в целом - подход, описанный в "Туманности Андромеды". Потребует развитых технологий "геотехники", гигантских затрат энергии и ресурсов, приведет к серьезным (возможно, катастрофическим) изменениям существующих населенных зон, например, к затоплению прибрежных областей. Зато перспективен в варианте терраформирования необитаемых планет.

2. Создать свою, искусственную среду, изолировав человека от внешних условий. Предельный вариант - экуменополис, город планетарных размеров, например Трантор в "Основании" Айзека Азимова. В меньших масштабах, например в виде в значительной степени изолированных от внешней среды городов, очень перспективен. Есть и другой, противоположный предельный вариант - персональная изоляция от внешней среды, на уровне индивидуума, а не всей среды обитания. Приведу длинную цитату из главы 10 "Советии" Александра Лазаревича, где он предлагает скафандр в качестве "национального" советского костюма:

"Между тем, условия жизни в России не так уж сильно отличаются от условий жизни на Луне. На протяжении веков человечество расселялось из теплых южных стран на север, во все более враждебный для человека климат, пока, наконец, не достигло России. Жизнь в России отличается от жизни в будущих колониях на Луне только тем, что в России почти каждый год бывает лето, короткий период времени, когда на улицу можно выходить без защитного костюма, а на Луне скафандр для прогулок на улице надо надевать круглый год. Еще одно небольшое различие состоит в том, что на поверхности Луны человек без скафандра умрет через десять секунд, а в России зимой при минус тридцати градусах человек без специальной теплой одежды возможно и сможет протянуть час-другой. В остальном же различий практически никаких, и дома в России с их толстыми стенами, двойными оконными рамами, двойными дверьми с тамбурами ("шлюзами") и батареями центрального отопления являются сложнейшими "машинами для выживания" во враждебной для человека среде, напоминающими модули космической станции. Так если наши дома так похожи на космические жилища, почему не может быть сходства между нашей одеждой и скафандром?"

3. Изменить самого человека, приспособив его к изначально враждебным условиям. Потребует развитых технологий киборгизации и генной инженерии. Использование второй технологии упоминается, в частности, в "Голубом Марсе" Кима Стэнли Робинсона. Правда, адаптировать форму жизни, требующую существования жидкой воды, к температурам ниже нуля по Цельсию практически невозможно. Придется переходить на неводные растворители, а подыскать полноценную замену воде очень и очень сложно. Ехидно замечу, что по этому обычному критерию Россия в среднем вообще не попадает в зону обитаемости.

Наиболее доступным в настоящий момент выглядит второй способ. Конечно, не в варианте Трантора (на Земле он просто не нужен) или даже "Стальных пещер" из одноименного романа Айзека Азимова или подземных городов из фильма "Things to Come" по сценарию Герберта Уэллса. Можно комбинировать "городской" и "индивидуальный" подходы, что и описано у меня в "Звезде, которая никогда не заходит".

Интересно то, что такой подход уже начали реализовывать, при капитализме. В начале я упомянул Канаду как страну с климатом, близким к российскому. Посмотрим, что там есть.

PATH - система пешеходных тоннелей, крытых эстакад и переходов общей длиной более 30 километров в Торонто. Соединяет множество офисных зданий, торговые центры, гостиницы, центральный автобусный вокзал, крупнейший железнодорожный вокзал страны, пять станций метро и два десятка паркингов.

PATH, один из переходов

RÉSO, или "Подземный город" - система переходов (не все из них подземные) общей длиной 32 километра в центральном Монреале. Соединяет офисные здания, торговые центры, гостиницы, жилые комплексы, два автовокзала и четыре университета и полностью интегрирована с монреальским метро. Кампусы некоторых университетов, кстати, имеют свои собственные системы тоннелей.

+15 - система крытых пешеходных эстакад общей длиной 18 километров в Калгари. Соединяет офисные здания, торговые комплексы и паркинги.

+15

Edmonton Pedway - сеть подземных тоннелей и крытых переходов общей длиной примерно 13 километров в Эдмонтоне. Соединяет здания, паркинги и три из пяти станций легкорельсовго транспорта.

Городок Уиттиер на Аляске, где почти все из двух сотен жителей живут в одном здании, вмещающем также почту, магазин, больницу, полицейский участок, офис мэра, церковь и бассейн - случай необычный, но показательный.

В СССР были проекты крытых городов для Заполярья, наверное, самый известный - Айхал в Якутии. Несколько цитат:

"Чем дальше, тем выше среди "северян", и, в частности, среди алмазников, образовательный уровень. Всё чаще остаются они на Севере на всю жизнь. И все реже движет этими людьми только желание заработать.

Для них Север становится родным домом. И надо сделать, чтобы был он максимально благоустроенным.

...

Из каждой квартиры можно попасть в соединяющие все здания крытые улицы-галереи.

Нет, это не мрачные переходы-тоннели. Они почти сплошь из стекла. По этим улицам ездят электрокары. На улицах магазины – продовольственные, промтоварные, кафе, столовые, парикмахерские, приемные пункты прачечной, аптека, бытовые мастерские..."

"И что бы ни творила свирепая северная природа, на улицах города, в его общественных учреждениях, магазинах, квартирах одинаково тепло и уютно. Раздетыми бегают и играют дети, в легких комбинезонах стоят на грузовых электрокарах рабочие, в халатах трудятся парикмахеры и продавцы..."


Описывая в "Звезде, которая никогда не заходит" университетский комплекс, состоящий из соединенных между собой крытыми переходами учебных и жилых зданий, куполов с парками отдыха и станции монорельсового транспорта, я не придумал почти ничего нового, в основном увеличив масштабы.

Естественно, никто не пытается строить такие системы крытых переходов в странах с нормальным, человеческим климатом. Нет смысла. Куда приятнее прогуляться на свежем воздухе, среди зелени, ощущая солнечные лучи и приятный ветерок. Но не мороз и гололед или ледяной дождь и ветер. Кстати, гололед в городских условиях гораздо опаснее мороза. По статистике, зимний травматизм в общей структуре временной нетрудоспособности населения составляет до 15-18% и становится причиной 15-20% случаев инвалидности. Травмы при падениях - тяжелейшие, особенно у пожилых, вплоть до летальных исходов. Статистика ужасает:

"Состояние тротуаров и дворов зимой во всех городах катастрофическое, а гололед и вовсе делает привычный двор настоящим минным полем. В среднем за зимний сезон в городе с населением в миллион жителей от гололеда страдает около 7000−10000 человек. И это только те, кто обратился за медицинской помощью."

Это примерно на порядок выше общего числа регистрируемых ДТП и мой личный опыт общения со знакомыми это подтверждает. Я, конечно, очень скептически отношусь к перспективам такого вида транспорта, как личный автомобиль, но вопрос о том, как лучше передвигаться по городам России зимой, для меня решается совершенно однозначно. Только личный автомобиль или такси от двери до двери.

Почему сети крытых переходов и тоннелей не строят в России (где они нужны в каждом городе), понятно. Непонятно, почему некоторые люди в своем видении будущего цепляются за безнадежно устаревшие и довольно-таки негуманные решения, которые приходилось использовать раньше (потому что ничего лучше не было), но теперь должны быть отправлены на свалку. Несколько цитат из вышеупомянутой статьи, показывающих, что традиционные методы проблемы не решают:

"Зиму, к сожалению, никаким законом не отменишь. Но бороться с ее последствиями и снижать травматизм можно разными способами.

Первый — это механическая уборка льда: самый медленный и трудозатратный путь. Отбивание ледяной корки ломом или лопатой потребует увеличение «армии» дворников в разы. Если судить из утвержденных Минтрудом норм обслуживания, то один дворник за 8 часовой рабочий день сможет очистить таким образом не больше 100 м² площади. То есть, чтобы обеспечить гражданам право на здоровье, необходимо выставить через каждые 100 метров по дворнику с ломом.

Второй вариант — это использование фрикционных материалов: посыпка песком и гравием. Однако, согласно исследованиям федерального Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета, коэффициент сцепления на чистом льду и на льду, посыпанном песком, практически один и тот же, и ниже нормативного в два раза. Кроме этого, любые материалы, не плавящие лед, в течение первых нескольких часов практически полностью сдуваются или разносятся пешеходами с поверхности. Именно неэффективность подобной посыпки объясняет такой высокий уровень травматизма в наших городах. К тому же использование песка влечет за собой опасные для здоровья последствия. Лишь 50-60% фрикционных материалов можно собрать, признаются сами дорожники. Остальное навсегда остается на улицах."


Авто статьи ратует за использование химических реагентов. Они, конечно, лучше двух упомянутых способов, но растопить ими лед на каждом квадратном метре дорог, тротуаров, дворов, лестниц (лестницы и крутые спуски зимой - вообще настоящие смертоносные ловушки) и остановок общественного транспорта - задача не из легких. А растапливать надо именно что повсеместно и полностью.

Kill it with fire!

Целиком накрыть куполом или даже системой куполов город с населением в десятки и сотни тысяч и, тем более, миллионы человек, с существующей планировкой и исторической застройкой в несколько километров в поперечнике - задача при существующем уровне технологий практически невыполнимая, да и ненужная. Overkill, как говорят американцы (хотя у все тех же канадцев такие идеи возникают). А вот строительство новых жилых комплексов, производств и мест для отдыха вместе с созданием соединяющей их системы крытых переходов, крытых вокзалов, крытых стоянок, вполне реально прямо сейчас. Как совершенно верно заметил Ленин больше сотни лет назад, мешает капитализм - хотя и при капитализме кое-что делается (естественно, мало и с опозданием).

Впрочем при капитализме при прочих равных все делается хуже. В СССР не было систем крытых переходов в городах, но, по крайней мере, было нормальное отопление в домах. Сейчас, почти через три десятилетия, капитализм не способен обеспечить даже этого - в квартирах холодно. Экономия! Вообще говоря, экономии энергии (в противовес рациональному использованию) не должно быть в принципе. Энергии должно быть много, и для обогрева жилых помещений и общественных комплексов, и для транспорта, потому что для производства ее должно быть еще больше. Естественно, основной источник - ядерная энергетика, которой хватит минимум на столетия (а в это время можно спокойно доводить до ума термояд).

Опять-таки естественно, что при капитализме значительное место в таких системах занимают всяческие торговые учреждения. Я каждую зиму вижу, что любимыми местами прогулок в выходные дни становятся большие торговые комплексы - потому что больше негде. Если товарно-денежные отношения и погоня за прибылью ликвидированы, их места займут зимние сады и спортивные площадки, хотя кафе и рестораны, например, никуда не денутся (если только люди не киборгизируются полностью и не будут питаться электричеством).

Нормальный утренний маршрут живущего и работающего или учащегося в таком городе может быть одним из следующих вариантов:

- Пешком от жилого комплекса до места работы/учебы по крытым переходам. Если расстояния большие, я не против выделения специальных дорожек для самокатов, гироскутеров и прочих подобных аппаратов (главное, чтобы среди пешеходов не носились). Теплая одежда не нужна, льда нет, вокруг зелень, а не навевающий тоску угрюмый серый ландшафт под низким, давящим свинцовым небом.

- Пешком от жилого комплекса до станции метро/легкорельсового транспорта и от станции до места работы/учебы по крытым переходам. Случай, когда расстояние слишком большое для пешей прогулки. Транспорт, естественно, останавливается на крытых станциях.

- Машиной автоматического персонального транспорта от крытой стоянки до крытой станции (или автомобилем из гаража у дома до крытого паркинга), затем пешком до места работы/учебы по крытым переходам. Для тех, чье жилье не подсоединено к системе переходов, например для живущих в пригороде. Автомобили останутся до тех пор, пока не будет создан роботизированный персональный транспорт, а в России и похожих по климату местах они, конечно, должны быть с хорошим отоплением и полным приводом.

Повторюсь, при этом везде - в жилых комплексах, предприятиях, учебных заведениях, зонах отдыха - должно быть тепло. Я уже писал о том, что в средней полосе России технологии регулирования микроклимата (в первую очередь - обогрева) должны работать 365 дней в году. В Заполярье все по-другому - если в средней полосе аварию и срочный ремонт еще можно пережить, на севере это вопрос жизни и смерти, и нужны не только круглогодичная доступность, но и многократное дублирование.

Вечером маршрут может быть повторен в обратном порядке, с возможным заходом в заведение общественного питания, спорткомплекс или просто зону отдыха. При этом у жителя такого города всегда есть выбор. Если ему захочется прогуляться по снегу, покататься на лыжах или заняться еще чем-то подобным, открытый всем стихиям парк доступен точно так же, как и все остальные, крытые. Там не будет ни автомобилей, ни эстакад, ни грязных дорог - чистый белый снег.

Философский вывод же прост. Такова настоящая свобода, свобода выбора, и дать ее способно только сочетание технологий и социального прогресса. Иначе никак. Если пока технологии не позволяют терраформировать планеты и управлять климатом, не стоит ждать, пока они разовьются до нужного уровня. Нужно делать то, что можно сделать сейчас, немедленно. И уж точно не стоит консервировать систему, делая вид, что все хорошо, что так и надо, и что люди (все люди!) должны стойко преодолевать трудности, которые можно просто устранить.

Человек уже дорос до уровня, на котором он может разумно изменять и природу, и общество. А потом он пойдет дальше, но об этом - в следующий раз.
Tags: климатическое, мысли вслух, транспорт
Subscribe

  • С 1 мая!

    Просто повторю свой пост 2020 года: с Днем международной солидарности трудящихся! В первые годы он назывался в РСФСР и потом СССР Днем…

  • 60

    Сегодня - юбилей одного из величайших событий в истории человечества. Хотя отсчет космической эры можно начинать и по-другому, например, от первого…

  • 150

    В своих произведениях я упоминаю Первую попытку, имея в виду, естественно, Великую Октябрьскую социалистическую революцию и создание СССР. Но была и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • С 1 мая!

    Просто повторю свой пост 2020 года: с Днем международной солидарности трудящихся! В первые годы он назывался в РСФСР и потом СССР Днем…

  • 60

    Сегодня - юбилей одного из величайших событий в истории человечества. Хотя отсчет космической эры можно начинать и по-другому, например, от первого…

  • 150

    В своих произведениях я упоминаю Первую попытку, имея в виду, естественно, Великую Октябрьскую социалистическую революцию и создание СССР. Но была и…